Translate

среда, 12 сентября 2012 г.

Сны шестнадцатилетней


…она проснулась с явным ощущением того, что сегодня вечером что-то должно произойти. Именно сегодня, вечером. Потому что сегодня – последний день, последняя ночь. Завтра все из ее группы должны были разъехаться по своим городам и странам.

Как обычно встав раньше всех, она пошла в душ, пока он еще был свободен. А на обратном пути – о чудо – встретила его. Уровень ее позитива и предвкушения чего-то особенного сразу поднялся. Все утро она была сама не своя от радости, что не свойственно ей в такое раннее время суток. Ну как можно быть оптимистичной и улыбающейся в 6:30 утра!?))) Но в то утро они сталкивались с ним несколько раз, и были приятно взволнованы.

Последний день. Она его больше не увидит. Никогда. Он живет в одной столице, она в другой. Никто и  не собирается переезжать. Она понимает, что такое отношения на расстоянии и не хочет, что бы это больше повторялось. Тогда было больше боли от расставания, чем счастья от встреч.

Vogue Nippon
Daria Werbowy
Последний день. Можно творить, что вздумается! Даже если ты дико стесняешься при нем и ведешь себя, как пятнадцатилетняя школьница. Хотя она прятала это чувство «застенчивой девочки» где-то внутри, снаружи  она была уверенная в себе русская красотка, смотрящая прямо в глаза спокойным, о многом говорящим и соблазняющим  взглядом. Почему-то с ним все эти женские уловки получались у нее особенно хорошо…

Весь день они с ним сталкивались больше обычного. Напряжение нарастало. Весь день в  ее голове была только одна мысль: «сегодня вечером или никогда». Представьте себе, каждый час, до самой вечеринки, каждую минуту, каждое мгновение ощущать это волнительное предвкушение… Он испытывал это тоже. Она чувствовала и видела это.  Потому что напряжение между ними набирало обороты все больше и больше, с каждым моментом, когда их взгляды пересекались. И оба понимали, что сегодня что-то произойдет…

Иногда так здорово вновь вернуться в детство и почувствовать себя школьницей. Почему? Потому что ее внутреннее напряжение, когда она пришла на вечеринку, вся такая сногсшибательная, было настолько велико, что она сама грозила все испортить… так волновалась и так все внутри у нее было напряжено.. ей казалось, это было видно и глупо.

Вино, помогло. Оно всегда помогает. Он тоже был слегка пьян. И вот они уже общаются, танцуют, он везде таскает ее за собой. А потом они пошли гулять. Где можно гулять ночью в деревне? Когда темень – хоть глаз выколи? Конечно выйти за пределы деревни, туда, где леса, поля и высокие травы. А потом лежать всю ночь на этом поле с высокой травой, обниматься и ловить каждый момент. Потому что ты не можешь ни на секунду забыть, что больше его не увидишь.

 Frankie Rayder in Vogue Paris
April 2001 by Terry Richardson 
Она была готова к этому, и была в том моменте, в настоящем, пыталась запомнить каждое прикосновение к его коже, его спине, каждый его долгий серьезный, но нежный взгляд и каждый поцелуй в шею и в губы.

Напряжения уже не было. И волнения тоже. Только одна ночь, когда она позволила себе упасть в любовь и нежность. «Боже мой, – думала она, - ведь я могу позволить себе все, что угодно. И не думать о последствиях… Могу влюбиться и показать, как люблю его. Могу быть нежной, какой еще ни с кем не была. Или страстной, какой всегда хотела быть. Или холодной, что бы не расслаблялся… и мне ведь в принципе все ровно, что он подумает. В эту ночь можно упасть в омут с головой».  И эта ночь была поистине волшебна. Потому, что она больше никогда не повторится.

PS – на следующий день они виделись еще больше обычного. Несколько раз прощались… на душе была приятная грусть. Все-таки, такие приятные воспоминания, но, все это в прошлом…

Эпилог:
Через несколько дней они встретились вновь. Уже в городе. И теперь это была действительно их последняя ночь. Потому что на утро она уезжала. И уже больше не могла задерживаться в этой стране. Вряд ли она когда-либо вернулась бы туда.

Но эта вторая волшебная ночь теперь окончательно влюбила ее и погрузила в мысли о нем. Два раза зайти в одну реку невозможно. Невозможно и выйти просто так, без последствий из омута. Может быть, однажды, но никак не два раза.  «Почти влюбилась, как всегда. Но эта вторая ночь никогда больше не повторится, как и первая. А он будет жить только лишь в воспоминаниях. Только приятных. Как и я в его… навсегда.»

2 комментария:

  1. интересно пишешь!) интересный блог!
    заходи в гости)
    http://olgazozulya.blogspot.com/

    ОтветитьУдалить